13 января представители российской власти и иностранные эксперты продолжили обсуждение перспектив развития экономики России.

Второй день работы VIII Гайдаровского форума начался с панельной дискуссии «Устойчивый экономический рост: модель для России», модератором которой выступил Научный руководитель Института Гайдара, ректор Всероссийской академии внешней торговли Сергей Синельников-Мурылев.

В дискуссии приняли участие: председатель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова, министр финансов РФ Антон Силуанов, заместитель председателя Центрального банка РФ Ксения Юдаева, министр экономического развития РФ Максим Орешкин, вице-президент Всемирного банка по Европе и Центральной Азии Сирилл Муллер, заместитель председателя Внешэкономбанка (главный экономист) Андрей Клепач.

       

Ключевой доклад представил председатель Совета Центра стратегических разработок, председатель Попечительского совета Института Гайдара Алексей Кудрин. Свой доклад А. Кудрин с того, что отметил, что старая модель в России не работает, но экономика пока не запустилась и в новой модели. По его словам, не принимаются решительные меры, которые могли бы запустить новую модель.

Сейчас Россия находится на низких темпах экономического роста, подчеркнул Кудрин и  подчеркнул, что основные проблемы не связаны с ценами на нефть, они лежат внутри России. Среди вызовов, стоящих перед российской экономикой, Кудрин назвал демографические проблемы, недостаток инвестиций, техническое отставание, низкое качество управления, низкую производительность. При этом он выразил уверенность в том, что идти нужно более смело, проводя реформы и отвечая на вызовы.

Прогноз Центра стратегических разработок подразумевает увеличение пенсионного возраста с 2020 г. для женщин до 63 лет, для мужчин – до 65 лет. Но, по словам А. Кудрина, это расчетный уровень.

При проведении системных реформ Россия к 2022 году может выйти на темпы экономического роста выше 4%, заявил Кудрин. По словам Кудрина, непроведение реформ может привести к сокращению присутствия РФ на мировых рынках, в том числе углеводородов.

«В нашем распоряжении те фонды, которые, как правило, являются источниками долгосрочных денег, пока не очень большие», – отметил Кудрин, говоря о ситуации с инвестициями.

«Нам нужно иметь более активную позицию на внешнем рынке и изменить долю несырьевых товаров», – заявил глава ЦСР. По словам Кудрина, доля несырьевых и неэнергетических товаров в эскпорте должна превысить 50% в течение ближайших 15 лет.

"Почему мы отстаем в технологиях? В технологиях, конечно, больше рисков, короткий горизонт планирования, зарегулированность контрольной деятельности. Даже те шаги, которые предпринимает правительство, создавая фонды поддержки, не всегда срабатывают. В результате мы встали перед проблемой технологического отставания России. На мой взгляд, это самый серьезный вызов", – заявил Кудрин. По его словам, основной фокус нужно сместить именно на развитие технологий. «Динамика развития новых технологий такова, что нельзя стоять на месте».

Далее докладчик перешел к институтам управления. «Состояние институтов государственного управления, состояние предпринимательской среды сегодня на таком уровне, который не позволяет решать те задачи, о которых я говорил», – подчеркнул Кудрин.

«Мы должны управлять изменениями и оптимизировать те процессы, которые уже существуют», – заявил Кудрин. Алексей Кудрин призвал к оцифровке многих государственных процессов. По его словам, ряд стран уже начали подобные процессы, а Россия рискует опоздать, а в дальнейшем не суметь догнать эти страны. «Государство должно начать с себя. Нам нужно перевести госуправление на новые технологические основы», – подчеркнул Кудрин.

Глава ЦСР также заявил о необходимости освобождения частной инициативы.

Кудрин считает необходимым провести реформу судебной системы, поменять систему отбора кадров, а также разработать систему независимости судей. «Нам необходим независимый арбитраж», – заявил он.

Кроме того, Кудрин подчеркнул важность непрерывного образования.

Он также считает необходимым на территории России создать 10–15 крупных агломераций, которые могли бы стать альтернативой Москве и Санкт-Петербургу и привлечь в регионы молодежь. «Только два города в России могут соревноваться с ведущими городами мира по качеству жизни. Молодежь в регионах не считает, что живет в современной стране, и, только переезжая в Москву, можно приобщиться к современному качеству жизни».

«Нам нужна креативная индустрия, которая преобразует наши сферы промышленности и услуг», – заявил Кудрин. В качестве примера он привел корпорацию Apple и слова бывшего главы компании Стива Джобса, который говорил, что только 30% сотрудников программисты, а 2/3 всех остальных сотрудников – это представители гуманитарных профессий, которые занимаются дизайном, создают качественный и удобный продукт.

«Важнейший институт – это доверие. У нас высокое доверие к президенту, но к остальным – низкое. С таким доверием основных институтов проводить реформы трудно», – заявил в заключение А. Кудрин.

Перед началом доклада Алексея Кудрина присутствующим в зале было предложено принять участие в опросе об основных вызовах для экономики России. По итогом опроса,  самым главным вызовом для России было признано неэффективное государственное управление.

При обсуждении доклада зампред Центробанка Ксения Юдаева отметила, что низкая инфляция является способом создания условий для реформирования экономики и ее большей дифференциации. «На рынке сложилась уверенность, наши прогнозы показывают, что инфляция в 4% – это вполне достижимая цель, и на ближайшую перспективу мы ставим задачу удерживать инфляцию на этой планке», – рассказала она. Обсуждать снижение цели по инфляции в РФ необходимо по мере развития экономики и финансовых рынков, отметила Юдаева.

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин заявил, что МЭР не видит серьезных угроз достижению инфляции в РФ в 4% в 2017 г. Резервный фонд, по его  словам, по итогам 2017 г. сохранится.

М. Орешкин подчеркнул необходимость проведения тонкой настройки налоговой системы в РФ. МЭР, по его словам,  в 2017 г. ожидает серьезного снижения безработицы и роста реальных зарплат. Глава минэкономразвития считает, что вопрос качества работы финансовой системы РФ выйдет на первый план для ЦБ в ближайшие годы.

«Слава Богу, Россия прошла главное шоковое состояние рынка цен на нефть», – заявил министр финансов России Антон Силуанов.

Глава минфина анонсировал работу над стратегией совершенствования системы пенсионных начислений. По его мнению, документ позволит совершить маневр внутри бюджета и больше средств направлять в другие отрасли, например, в здравоохранение или образование. Силуанов назвал планируемую реформу «более справедливой».

Отвечая на вопрос о том, думает ли его ведомство реформировать сложившуюся систему фискального федерализма,  Антон Силуанов отметил: «Министерство финансов всегда думает. В том числе и над проблемой фискального федерализма».

Председатель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова в своем выступлении затронула тему эффективности государственных инвестиций. «В реальности с ними происходит серьезное неосвоение, сильная неэффективность государственных инвестиций. Предварительные итоги 2016 г. свидетельствуют о том, что государственные инвестиции были исполнены на беспрецедентно низком уровне за все предыдущие годы – это 90,4% от того, что было предусмотрено», – заявила Голикова. «Если перевести это в натуру, то из 501 объекта, которые должны были ввести в 2016 г., было введено только 73 объекта, на 1 декабря 2016 г.», – отметила глава Счетной палаты.

Голикова также призвала к модернизации системы социального страхования.

Отвечая на вопрос об эффективности государственных инвестиций, глава Счетной палаты призвала выполнять «банальную вещь» – соблюдать то законодательство, которое было принято.

Комментируя предложения Алексея Кудрина о наращивании расходов в здравоохранение и образование, Татьяна Голикова призвала определиться с тем, какую составляющую занимают образование и здравоохранение и на каком этапе необходимо вкладываться в эти отрасли. «Дальше мы упремся в вопрос производительности труда и технологического отставания, потому что, скажем, износ в здравоохранении уже давно зашкалил за 50%», – заявила Голикова.

Т. Голикова обратила внимание на несбалансированность системы социального страхования. Она, в частности, призвала бороться с теневой занятостью, отметив, что, скорее всего, «граждане добровольно не заявятся».

Повышение пенсионного возраста, по мнению главы Счетной палаты, не является панацеей от всего, подчеркнула глава Счетной палаты. По ее мнению, проблему нужно решать комплексно.

Зампред ВЭБ Андрей Клепач констатировал парадокс: с одной стороны, все согласны, что надо ликвидировать технологическое отставание, но расходы на НИОКР последние годы минимальны.

В конце сессии присутствующие в зале приняли участие еще в одном опросе. Участникам предлагалось ответить на вопрос: каково главное условие перехода к новой модели экономического роста? Большинство голосов отдали за «Готовность к переменам каждого из нас» (47,2%), на 2-ом месте – активное участие президента и правительства (34,78%), на 3-ем – сохранение низких цен на нефть (18,01%). Комментируя результаты голосования, Алексей Кудрин подытожил: «Рад, что все готовы к переменам, давайте обсуждать, фокусироваться и предпринимать согласованные шаги».

Одна из дневных панельных дискуссий была посвящена теме: «Приоритеты конкурентной политики». Ее модератором выступил председатель Комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров.

В заседании приняли участие: первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов, руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев, председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Алексей Лихачев, председатель Совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов, председатель Совета директоров East Office of Finnish Industries, премьер-министр Финляндии (1991–1995 гг.) Эско Ахо.

В ходе дискуссии были обсуждены следующие вопросы: этика и вечные ценности конкурентной борьбы; в каких сферах следует снизить защищенность; следует ли снизить защищенность российских компаний от иностранной конкуренции; следует ли использовать государственные закупки для поддержки бизнесов; что отвечать тем, кто пострадает от развития конкуренции.

Первому слово было предоставлено председателю Совета директоров East Office of Finnish Industries, премьер-министру Финляндии (1991–1995 гг.) Эско Ахо. Он рассказал об опыте компании Nokia, где он проработал много лет и которая пережила взлет и падение.

Председатель Совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов отметил, что из опыта компании Nokia можно взять «если не все, то почти все».

По словам А. Мордашова, «без конкуренции мы не получим роста экономики, роста качества жизни наших граждан». Он подчеркнул, что в России конкуренция была, есть и будет. Глава «Северстали» также отметил, что за последние 20 лет существенно улучшилось качество жизни в России, и именно конкуренция позволила этого достичь.

Предоставляя слово Игорю Шувалову,  Андрей Макаров попросил его не приводить в качестве примера конкуренции в России «Роснефть» и «Газпром».

По утверждению Шувалова, большая проблема – сужение конкурентного поля из-за того, что в ряде ситуаций тендеры не проводятся и государство назначает поставщика услуг. В качестве примера первый вице-премьер привел ситуацию со строительством стадионов к ЧМ-2018.

Отвечая на вопрос модератора об использовании госзакупок для поддержки малого и среднего бизнеса, И. Шувалов заявил, что он верит, что этот механизм работает.

И. Шувалов обратил внимание на то, что у нас хорошее законодательство, хорошо работает ФАС, а с конкуренцией все равно проблемы. Первый вице-премьер полагает, что проблемы с развитием конкуренции в России зачастую лежат на региональных и муниципальных властях, которые редко прибегают к процедуре тендеров и зачастую заключают соглашения с теми, «кого давно и хорошо знают».

Говоря о санкциях, первый вице-премьер отметил: «Ко мне это пришло как данность, как и контрсанкции». «Наверное, пришло время понимать, что санкции и контрсанкции скоро прекратят свое действие», – заявил он. И. Шувалов не исключает отмены контрсанкций Россией 31 декабря в случае потепления в отношениях с Западом, и игроки на рынке должны это учитывать.

Глава ФАС Игорь Артемьев говорил о пользе конкуренции. Он подчеркнул, что конкуренция необходима для развития, технологического прорыва и экономического роста. Артемьев отметил, что конкуренция – это базовая необходимость либеральной экономики, однако этой экономике необходим социальный противовес – социальные гарантии. Также он отметил, что не хочет, чтобы ФАС превращалось «в еще одно ведомство с сотрудниками в погонах», наоборот, он хотел бы сохранить свое ведомство «белых воротничков» в нынешнем виде.

Игорь Артемьев убежден, что в ближайшее время большие перспективы в плане конкуренции есть у либерализации внутреннего рынка газа, а также железнодорожной инфраструктуры. Также глава ФАС полагает, что конкуренция будет расти на рынке фармакологии, более того, по мнению Артемьева, в России нет тех отраслей, где не могла бы активно развиваться конкуренция. Проблема исключительно в том, чтобы она расширялась «аккуратно».

Профессор НИУ ВШЭ Светлана Авдашева, выступившая в качестве эксперта на этом заседании, призвала поблагодарить ФАС не за то, что сделано, а за то, чему ведомство не позволило произойти.

Модератором панельной дискуссии «Промышленная политика: привлечение инвестиций в условиях санкций» выступил управляющий партнер московского офиса McKinsey & Company Ермолай Солженицын.

Участникам были предложены для обсуждения следующие вопросы: каким образом преодоление сырьевой зависимости и диверсификация российской экономики могут повлиять на место России в глобальном распределении производства; какие практические меры необходимо принять в первую очередь, чтобы реализовать политику привлечения инвестиций в промышленность; какая перспективная отраслевая структура будет наиболее выгодна России; какие отрасли могут стать локомотивами роста; исчерпали ли себя традиционные инструменты развития промышленности.

В дискуссии приняли участие: министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров, старший вице-президент ОАО «РЖД» Валентин Гапанович,  генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Петр Фрадков, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, заместитель председателя Правления АО «Газпромбанк» Дмитрий Зауэрс, президент АО «Объединенная судостроительная корпорация» Алексей Рахманов.

Выступая на форуме, глава минпромторга Денис Мантуров заявил, что к 2018 г. Россия намерена удвоить экспорт сельскохозяйственных машин. Он также подчеркнул, что отказаться от субсидий на развитие промышленного производства в России сегодня невозможно.

Кроме того, по словам министра, показатели продаж автомобилей в России будут в 2017 г. не хуже 2016 г., в производстве ожидается небольшой рост.

В рамках состоявшейся днем экспертной дискуссии «Финансовая инфраструктура экономического роста» участники попытались дать оценки качеству финансовой системы России с точки зрения ее способности аккумулировать сбережения, оценивать и имплицировать системные риски, а также возможности привлечения «длинных денег». Модератором дискуссии выступил член совета директоров Бинбанка Олег Вьюгин, который дал негативные оценки состоянию финансовой системы России. «В финансовой системе не генерируются «длинные деньги». Деньги есть в системе, но не для долгосрочных проектов. Система оценки и имплимитации рисков также неудовлетворительна», – отметил Олег Вьюгин.

Присутствовавший на круглом столе президент – председатель Правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов отметил, что в целом, несмотря на кризисы, население сохранило доверие к банковской системе, что подтверждает рост объема депозитов. Однако банковская система испытывает трансформацию с учетом появления новых цифровых технологий. По его мнению, банки будут вынуждены подстраиваться под клиента и развивать интернет/мобильный банкинг, независимо от того, принесет ли внедрение новых технологий дополнительную прибыль, или нет.

Затрагивая вопрос оценки финансовой системы России, Директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский отметил, что сейчас финансовая система России более подготовлена для восстановления экономического роста, хотя она продолжает оставаться однобокой – следует признать, что институты банковского и небанковского секторов остаются слаборазвитыми. «Здесь проблемы не столько в регулировании и создании структуры банковского сектора, сколько в институциональных и структурных реформах. Мы непоследовательно осуществляем развитие пенсионной реформы, поскольку до сих пор не отдаем себе отчет, что будет с накопительной пенсией, являющейся одним из ключевых источников длинных денег для экономики. Поэтому в финансовой системе не созданы условия для формирования длинных денег», – подчеркнул Дробышевский.

   

Относительно состояния мировой финансовой системы Сергей Дробышевский выразил больше скепсиса. «Нельзя говорить, что мировая финансовая система окончательно преодолела последствия кризиса 2008 г. и то, что сформирована новая модель устойчивого роста. Но программы количественного смягчения, реализованные в США и ряде европейских стран, достаточно сильно сбили оценку риска и восприимчивость системы к рискам», – отметил Дробышевский.

Касаясь вопроса поиска «длинных денег», эксперт отметил несколько факторов, которые мешают их аккумуляции. «Во-первых, уровень инфляции, определяющий доверие и поведение инвесторов к национальной валюте. Высокая инфляция заставляет инвесторов выбирать самую оптимальную стратегию – вкладываться в «короткие деньги». Во-вторых, низкий уровень доходов населения также не стимулирует население вкладываться в пенсионные фонды. Население со средним доходом предпочитает инвестировать в недвижимость, а населению с высоким доходом инвестировать в долгосрочные проекты мешает отсутствие защиты прав собственности. В-третьих, рассматривать рынок страхования как источник «длинных денег» мешает историческое восприятие страхования, как потерянные деньги», – резюмировал Дробышевский.

В свою очередь, затрагивая проблему нехватки «длинных денег» в финансовой системе России, первый заместитель председателя Банка России Сергей Швецов подчеркнул, что на протяжении 15 лет до 2014 г. в финансовой системе преимущественно аккумулировались иностранные «длинные деньги», а с введением санкций возникла необходимость поиска «длинных денег» на внутреннем рынке. По его мнению, источником таких денег могут быть пенсионные фонды, страховые компании, рынок акций и облигаций. Он отметил, что 85% инвестиций составляют собственные средства предприятий, и лишь 15% – привлеченные средства. «Не надо требовать от банков, чтобы они брали на себя процентные риски при предоставлении «длинных денег» компаниям. Необходима поддержка оборотного капитала со стороны банков, а предприятия сами будут инвестировать», – указал Сергей Швецов.

Также Сергей Швецов отметил, что российские граждане не привыкли инвестировать в акции и облигации, а выбирают депозиты (короткие инвестиции), поскольку с доходов от депозитов не нужно платить проценты и они защищены системой страхования вкладов. «Население даже не думает о том, что есть другие альтернативные инструменты инвестирования», – сказал Швецов.

Генеральный директор Аналитического кредитного рейтингового агентства Екатерина Трофимова также обозначила необходимость развития внутреннего инвестора, что позволит держать все под контролем и управлять рисками.

Панельная дискуссия «Долгосрочная стратегия развития сельского хозяйства России и мира» собрала более 120 человек. Участникам дискуссии было предложено обсудить несколько вопросов, которые касались вызовов и целей стратегического развития сельского хозяйства страны и регионов. Модератором дискуссии выступила диреуктор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, заведующая лабораторией агропродовольственной политики Института Гайдара Наталья Шагайда.

К обсуждению были приглашены федеральные чиновники: помощник Президента РФ Андрей Фурсенко, заместитель министра сельского хозяйства РФ Елена Астраханцева; руководитель московского офиса ФАО по связям с Российской Федерацией Евгения Серова; губернаторы крупных сельскохозяйственных регионов: Белгородской области – Евгений Савченко, Алтайского края – Александр Карлин; представители бизнеса: генеральный директор холдинга «Дмитровские овощи» Сергей Филиппов, и директор по технологической политике Microsoft Владислав Шершульский.

Актуальность темы дискуссии обусловлена тем, что программные документы сельского хозяйства базируются на парадигме роста производства сельскохозяйственной продукции. Аспекты, касающиеся устойчивости развития сельского хозяйства, – состояние аграрной науки, агарного образования, экологические вопросы и многое другое выпадают из сферы внимания аграрной политики или присутствуют достаточно декларативно. В настоящее время модели роста сельского хозяйства, ориентированные на внутренний спрос по основной группе продуктов, экспортный спрос на пшеницу и масличные, растительное масло, а также импортозамещение, фактически исчерпаны или близки к этому. Целью панельной дискуссии было определить, как в этих условиях должна меняться стратегия в области сельского хозяйства, и сформировать новые подходы.

По итогам дискуссии стало понятно, что в России однобоко понимается устойчивое развитие – только как устойчивый рост производства. Как справедливо отметила Евгения Серова, устойчивое развитие – такая организация сельскохозяйственного производства, при которой новые поколения имели бы доступ к ресурсам и могли бы вести сельское хозяйства в масштабах, обеспечивающих потребности населения в продовольствии. Она отметила чрезвычайно неустойчивое производство в сельском хозяйстве России, связав это с недостаточным использованием современных технологий, снижающих природное воздействие на производство. Кроме того, Е. Серова отметила, что в России само понятие продовольственной безопасности связывается с обеспечением потребности в физическом объеме, не уделяется должного внимания вопросам переедания и экономической доступности, снижению отходов производства. При этом она выделила аспекты, которые должны быть учтены при разработке стратегии: защита почвы, воды, реформированию образования, аграрной науки, распространение знаний правильного питания для населения.

Елена Астраханцева остановилась на прогнозе научно-технологического развития АПК РФ до 2030 г., подготовленном НИУ ВШЭ. Минсельхоз России видит приоритетным сценарием развития «Глобальный прорыв», который предусматривает в качестве приоритетов развитие экспортного потенциала, диверсификацию АПК, системную интеграцию сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности, повышение ресурсоэффективности, развитие климатоадаптивной инфраструктуры. Государственная поддержка АПК будет преимущественно направлена на формирование современных институтов, софинансирование стратегически важных научно-технологических проектов, подготовку высококвалифицированных специалистов, продвижение отечественной продукции на зарубежные рынки, развитие инфраструктуры для устойчивого развития сельских территорий.

Евгений Савченко отметил, что стратегия должна учитывать вопросы экологизации производства, широкое применение цифровых технологий, переход на выращивание животных без использования антибиотиков. Он также остановился на механизмах перехода к новым целям, которые в основном базировались на государственной поддержке и поддержании низкого курса рубля по отношению к валютам основных импортеров российской продукции. В рамках экологизации производства предлагалось в рамках мониторинга почв отслеживать соотношения вносимой и выносимой массы питательных веществ, а также создание сети пригородных семейных ферм в рамках формы – родовые поместья. Это предполагало политику поддержки малого сельскохозяйственного бизнеса с производством качественных домашних продуктов.

Александр Карлин – на основании опыта динамично развивающегося региона с высокой долей сельского населения (44%), опыта производства продовольствия на уровне лучших иностранных аналогов (сыры), опыта функционирования в зоне чрезвычайно рискованного земледелия – сформулировал несколько приоритетных направлений в стратегии сельского хозяйства. Во-первых, он назвал ошибочной ориентацию отдельных регионов на самообеспечение, считая, что каждая территория должна встраиваться в структуру межрегионального и международного разделения труда, фокусируясь на отраслях, которые имеют конкурентные преимущества. Во-вторых, он призвал провести ревизию возможностей для выхода каждого региона на внешний рынок с продуктами, не имеющими аналогов. В качестве примера он назвал спортивное питание на основе натуральных и уникальных продуктов (пантов марала). В-третьих, он считает, что вопрос развития сельской территории должен остаться приоритетным, поскольку это обеспечивает социальный контроль над территорией. Соответственно, приоритетными направления должны оставаться поддержка развития сельских территорий, снижение издержек сельхозпроизводителей на выход их продукции на внешние рынки, выявление уникальных продуктов и помощь в их продвижении на внутреннем и внешнем рынках.

По мнению Андрея Фурсенко, в Стратегию должны войти такие направления, как сбережение здоровья россиян, наука и образование, сокращение потерь производства. Соответственно, должны разрабатываться меры реализации этих стратегических целей. Так, для снижения потерь было бы целесообразно стимулировать поддержание качества продукции, переработки и хранение. Эти меры могут быть результативны и для сбережения здоровья, т.к. способствуют повышению доброкачественности продовольствия, его безопасности. В дискуссии с залом была высказана идея, что было бы целесообразно формировать запрос на научные исследования со стороны бизнеса и Минсельхоза, которые могли лечь в основу бюджетных научно-исследовательских работ научных коллективов.  

По сопоставимым оценкам финансирование аграрной науки в России в 60 раз меньше чем в США. Но дело здесь не только в размере, но и в организации финансирования. На вопрос, как довести деньги до творца, не было ответа.

Сергей Филиппов остановился на вопросах образования. Он отметил уже давно снижающийся уровень аграрного образования, недостаток кадров агрономов, зоотехников. Филиппов предложил подумать над мерами, которые бы стимулировали молодежь не только получать сельхозобразование, но и возвращаться в село. Кроме того, по его мнению, необходимо расширить практическую составляющую обучения.

В дискуссии для этих целей были сформированы конкретные мероприятия: изменить пропорции бюджетных мест для обучения и перенаправление денег для оплаты обучения специальностям, которые востребованы в сельском хозяйстве (агрономы, животноводы, ветеринары и т.д); ввести практику отработки по специальности тем, кто бесплатно и со стипендией приобретал значимые для сельского хозяйства специальности – не менее 5 лет в сельхозорганизации, фермерском хозяйстве, сельской администрации; при отказе или сокращении срока отработки получатель бесплатного образования и стипендии должен будет вернуть обратно суммы пропорционально неотработанному сроку; для расширения практики в ходе обучения разработать процедуру реанимации системы учебно-опытных хозяйств аграрных вузов. Для этого было бы целесообразно: предусмотреть поправку в земельное законодательство, по которой вуз мог бы передавать землю, полученную им в постоянное бессрочное пользование, в субаренду учхозам для выполнения строго определенных целей; разработать порядок приватизации, обеспечивающий контроль за организацией аграрного вуза-арендатора; разработать примерные документы, регулирующие деятельность попечительских советов агарных вузов, предусматривающих контроль за деятельностью учхозов и создание условий для расширения практической деятельности студентов и т.д.  

На стимулах и предпосылках развития цифровых технологий в сельском хозяйстве остановился С. Шершульский. Его выступление позволило сформулировать еще одно направление, которое должно войти в стратегию, – широкое обучение цифровым технологиям: и сельских школьников (в рамках курса сельской экономики), и фермеров, и специалистов сельхозорганизаций.

Дискуссия показала обеспокоенность зала тем, что: в стране идет тенденция расширения доли наемных работников в крупных аграрных структурах; недостаточно уделяется внимания развитию сельской территории; планы правительства в части научно-технологического развития настолько абстракты, что создают угрозу реализации стратегии как для сельхозпроизводителей, так и для развития сельской местности в целом.

Презентации к выступлениям:

Вечернюю экспертную дискуссию «Технологические сдвиги и экономическая динамика: что происходит на самом деле? Часть 1» модерировал ректор Президентской академии Владимир Мау.

Участники – председаетль Правления Сбербанка Герман Греф, председатель Правления ООО «УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, президент ООО «Майкрософт Рус» Павел Бетсис, директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров, а также руководитель Федеральной службы государственной статистики Александр Суринов.

В ходе дискуссии были обсуждены, в том числе, технологические основы и типичные методы оценки экономического роста, а также институциональные последствия новых технологий.

Анатолий Чубайс предсказал несколько промышленных кластеров, которые могут развиваться и появляться в России в ближайшие 5–10 лет. Первый из них – сектор возобновляемой энергетики. «Вопрос солнечной энергии уже решен. Создано российское оборудование, которое превосходит зарубежные аналоги. КПД - 21, мир о таком даже не мечтает. У нас это есть, в России, сейчас», – заявил Чубайс. Еще одно направление, которое обозначил Чубайс, – ядерная медицина. «Первые десятки тысяч человек прошли полноценную позитронно-эмиссионную диагностику на онкологию», - рассказал он.

По словам Чубайса, третий кластер, которого пока нет, – промышленное хранение энергии. Пока это никто не умеет, и вся электроэнергетика выстроена так, что вырабатывается и потребляется она в один момент времени. В следующие 10 лет в мире накопление электроэнергии станет обыденностью, и у России будет два варианта: или закупать такое оборудование или продавать.

Герман Греф отметил, что не всегда стагнация в экономике означает ухудшение уровня жизни. «Если посмотреть на множество экономик, мы видим, что по показателям она находится в стагнации уже много лет. Но растет ли качество жизни людей? Конечно, да», – заявил глава Сбербанка.

В ходе дискуссии Анатолий Чубайс и Герман Греф поспорили о перспективах альтернативной энергетики в РФ.

«У нас возникают уже или в ближайшее время возникнут сектора возобновляемой электроэнергетики. За 15 лет внесены изменения в нормативно-правовые акты для запуска стартапа возобновляемой электроэнергетики. В секторе солнечной энергетики создали приборостроение для этой энергетики и запустили станции. Солнечная энергетика в России состоялась. По ветру еще нет, но есть предпосылки, и через год рассчитываю сказать, что ветряная энергетика также состоялась», – сказал Чубайс.

«Я пока не вижу у нас ни «солнца», ни «ветра». Вы сказали, что это состоявшийся факт. Наверное, мы тоже это скоро увидим. Я не вижу, зачем нам «солнце» при нашей сегодняшней дешевизне ресурсов. Я просто не вижу ни одного шанса в ближайшие десять лет, что у нас какое-то «солнце» появится или «ветер»», – возразил  Герман Греф.

По слова же главы РОСНАНО, которое является одним из инвесторов в альтернативной энергетике, «в России 90% специалистов не понимают», что из себя представляет эта отрасль и зачем она нужна. Однако уже в ближайшие годы альтернативная генерация в ряде стран мира пройдет точку grid parity, сравнявшись в цене с традиционной. При этом «потенциал технологического апгрейда «солнца» на порядок выше, чем традиционной тепловой энергетики», поэтому и в России рано или поздно «кривые (цен) пересекутся», но если сейчас ничего не предпринимать, в будущем России придется покупать более дешевую электроэнергию на возобновляемых источниках, полагает А. Чубайс.

«Через три-пять лет мы не будем отличать машину от человека по его социальным функциям, возможностям и ответственности», – предположил выступивший экспертом на дискуссии заместитель генерального директора «Российской венчурной компании» Евгений Кузнецов.

Презентации к выступлениям:

Вечером также прошла панельная дискуссия «Где заканчиваются разговоры и начинается помощь малому и среднему бизнесу». Среди обсужденных вопросов: что думают малые и средние компании о возможностях своего развития; как они преодолевают экономические вызовы и административные барьеры; какая поддержка им нужна; как малые и средние компании выбирают рыночные ниши для своего бизнеса; удовлетворяет ли их продукция запросы крупнейших заказчиков; что мешает малому и среднему бизнесу.

Модератором дискуссии выступил генеральный директор – председатель Правления, член Совета директоров АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства» Александр Браверман. Основные участники: первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации Игорь Шувалов и первый заместитель председателя Банка России Дмитрий Тулин.

Дмитрий Тулин отметил, что ведущие банки с госучастием стали наращивать кредитование малых и средних предприятий (МСП). При этом он заявил, что ставка по программе 6,5% вряд ли снизится в ближайшие два-три года.

Зампред Центробанка рекомендовал банкам не становиться соинвесторами стартапов, несмотря на очевидную нехватку в стране механизмов финансирования инноваций МСП. «Если банки будут заниматься кредитованием таких проектов, все остальные, успешно и давно работающие на рынке, предприятия сегмента МСП будут платить крайне высокую, незаслуженно высокую процентную ставку при получении кредитов под получение оборотных средств из-за того, что банки будут покрывать убытки по вот этим стартапам».

«Пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник», – резюмировал он.

Дмитрий Тулин также заявил, что падение объемов кредитования малых и средних предприятий и доли кредитов МСП в портфелях банков остановилось. «В целом своего пика кредитование МСП в России достигло к середине 2014 г. – и по объемам накопленным, и по удельному весу кредитов МСП в активах банковского сектора, и в кредитных портфелях. Затем стали стремительно падать объемы кредитования, и доля кредитов тоже стала снижаться. Максимальная доля кредитования МСП в кредитах нефинансовым организациям была почти 23%, затем она упала до 14% к 2016 г. Сейчас ситуация стабилизировалась. И доля, и объемы уже ниже не падают».

Игорь Шувалов в своем выступлении подчеркнул, что административно вопрос с кредитованием МСП со стороны банков с госучастием не решить. При этом он положительно оценил работу ЦБ в вопросе отношений с малым и средним бизнесом.

По мнению первого вице-премьера, главный вызов для предпринимателей – неопределенность. «Кредитование – это не самая важная тема (для развития бизнеса). Потому что, например, то что мы получаем сейчас от предпринимателей напрямую – самая важная тема – это неопределенность по существованию бизнеса. Они хотят понимать, что будет со стоимостью рубля, они нам говорят – сколько будет стоить рубль через год? Задают другие вопросы – а что будет с налогами, что будете делать с упрощенной системой налогообложения?»

Старший вице-президент Сбербанка Анатолий Попов заявил, что Сбербанк предлагает снизить итоговую конечную ставку по программе льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства «Шесть с половиной» до 5,5%. Корпорация МСП в 2016 г. выдала 50 млрд руб. гарантий по программе 6,5%.

Уровень просроченной задолженности по программе 6,5% в Промсвязьбанке почти нулевой, заявил предправления банка Дмитрий Ананьев. Также, по его мнению, по данной программе стоило бы расширить приоритетные сферы для льготного кредитования. Сегодня программа доступна бизнесменам из приоритетных сфер деятельности: промышленность, сельское хозяйство, туризм.

Губернатор Владимирской области Светлана Орлова предложила провести в регионе семинар для представителей власти, банков, общественных организаций и малого бизнеса. Орлова также высказалась за необходимость принятия закона о международном сотрудничестве для регионов. «Мы должны принять закон о международном сотрудничестве. Потому что то, что иногда не может страна, может регион. Мы здесь тоже можем привлекать и инвестиции и выходить на рынки», – отметила она.

В рамках экспертной дискуссии «Стратегия и тактика денежно-кредитной политики ЦБ РФ» обсуждались вопросы приоритетов денежно-кредитной политики, управления инфляционными ожиданиями, повышения эффективности трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. Модератором дискуссии выступил ведуший научный сотрудник РАНХиГС, руководитель направления «Макроэкономика» ЦСР Павел Трунин.

Дискуссию открыл Директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский, который представил возможные варианты денежно-кредитной политики Банка России в среднесрочной перспективе. По его оценкам, инфляция в России пока остается проблемой, поскольку ее уровень заметно выше, чем в большинстве развитых и развивающихся странах, поэтому задача снижения инфляции остается актуальной. «Долгосрочной целью ЦБ и Минэкономразвития по инфляции является 4%. Однако этот уровень выше на 1–3 п.п., чем в странах ОЭСР, однако близок к целям центробанков развивающихся стран (от 2 до 6%)», – отметил Сергей Дробышевский.

По его мнению, инструментом снижения инфляции является режим инфляционного таргетирования, при котором показатель инфляции играет роль номинального якоря. «Объявленный уровень инфляции в 4% к концу 2017 г. является обоснованным для России. Более частая смена объявленных курсов нежелательна, так как влияет на инфляционные ожидания экономических агентов. В дальнейшем ЦБ должен брать более строгие ориентиры и постепенно переходить к таргетированию инфляции на уровне 2–3%», - сказал Сергей Дробышевский. Однако реализации этого сценария может помешать отсутствие слаженной политики между ЦБ и Минфином.

Что касается валютной политики, то, по мнению Сергея Дробышевского, режим свободного плавания нужно сохранить, поскольку он совместим с инфляционным таргетированием: во всех странах, таргетирующих инфляцию, курс плавающий. «Плавающий курс позволяет экономике мягче адаптироваться к шокам условий торговли, что особенно важно для российской экономики, как подтвердил опыт 2014–2015 гг. Именно благодаря плавающему курсу экономика смогла быстро адаптировать к новым условиям, и мы смогли избежать глубокого падения экономики. В обозримой перспективе мы не рассматриваем сценарий быстрого роста цен на нефть, поэтому режим плавающего курса будет приемлемым, позволит гасить краткосрочные шоки и будет способствовать постепенному укреплению реального курса рубля, которое не будет угнетать реальный сектор экономики», – сказал Сергей Дробышеский.

Эксперт также рассмотрел вопрос о координации бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политик. Необходимость более тесной координации между денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политиками растет в условиях устойчивого дефицита бюджета. Финансирование дефицита бюджета влияет на предложение денег в экономике, в результате чего ЦБ необходимо принимать дополнительные меры, чтобы это не создавало давления на инфляцию. В этой ситуации дополнительное повышение ставки процента на 50–100 б.п. при достижении цели по инфляции в 4% – не очень заметное повышение процентной ставки, позволяющее компенсировать эффект от сохранения бюджетного дефицита.  

Однако существуют факторы инфляции, неподконтрольные ЦБ: индексация регулируемых цен и тарифов (ежегодная индексация тарифов на электричество, газ, услуги ЖКХ, ж/д транспорта), увеличение акциза на топливо в 2013 г. и 2016 г., регулярный рост акцизов на табак и алкоголь. Опережающая инфляцию индексация пенсий и зарплат в бюджетном секторе также играет против снижения инфляции. Минимизировать влияние факторов инфляции, неподконтрольных ЦБ, способна корректировка ключевой ставки в зависимости от индексации тарифов: +25–30 б.п. на 1 п.п. опережающей индексации тарифов.

Кроме того, Сергей Дробышевский также рассмотрел проблему формирования «длинных» денег в экономике. В финансовом секторе России сформированы законодательные, институциональные условия для развития небанковских финансовых институтов, но «длинные» деньги не появляются. Высокая инфляция и инфляционные ожидания препятствуют рациональному экономическому агенту вкладывать деньги на длительный срок. Поэтому к ключевым мерам макроэкономической политики в этой области относятся снижение инфляции, развитие пенсионной системы, системы страхования жизни и т.д.

В свою очередь, директор Департамента денежно-кредитной политики Центрального Банка Игорь Дмитриев рассказал, что ЦБ занимается поиском порогового уровня инфляции, при котором последующий рост инфляции будет негативно сказываться на экономическом росте. По его словам, для развивающихся стран пороговое значение инфляции составляет 4–5%, а для развитых – 1–3%. «Важно понять, где находится этот порог для России. При этом мы исходим из понимания того, что пороговое значение не является оптимальным», – отметил Игорь Дмитриев. Он также указал на необходимость более широкого взгляда на трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики и факторы, находящиеся вне прямого действия ЦБ. По мнению И. Дмитриева, денежно-кредитная политика не должна реагировать на краткосрочные колебания, поскольку система должна сама себя подстроить. Однако, когда отклонения инфляционных ожиданий закрепляются в ценовой и зарплатной политике, необходимо использовать меры монетарной политики, чтобы заякорить инфляционные ожидания и вернуться к цели по инфляции.

Заместитель директора Департамента бюджетной политики и стратегического планирования Министерства финансов РФ Полина Бадасен в своем выступлении выделила несколько пунктов, в рамках которых денежно-кредитная и бюджетная политики могут пересекаться и взаимодействовать. Она отметила, что и монетарная, и фискальная политики оказывают влияние на потребительский спрос и инфляцию. При проведении монетарной политики органы денежно-кредитного регулирования воспринимают бюджетную политику как условие. Однако проведение однонаправленной, с точки зрения воздействия на совокупный спрос, монетарной и бюджетно-налоговой политик, как показывает мировая практика, представляется весьма затруднительным. П. Бадасен отметила успешный опыт взаимодействия монетарной и бюджетно-налоговой политик в России на протяжении последних двух лет: то, что расходы не были проиндексированы на высокую величину, позволило избежать инфляционно-девальвационной спирали. 

По оценкам главного экономиста АО «Альфа-банк» Натальи Орловой, инфляция в 2017 г. составит 6%, что обусловлено ростом госрасходов и индексацией зарплат/социальных выплат. «Рост бюджетного дефицита связан не только с падением доходов, но и ростом расходов на социальные обязательства, выплаты, зарплаты бюджетникам, оборону и т.д. Однако проводить жесткую бюджетную политику в условиях нулевого роста невозможно», – отметила Н. Орлова. По ее словам, провоцировать инфляцию в 2017 г. также будет возможный всплеск розничного кредитования, что заставит ЦБ проводить более жесткую денежно-кредитную политику. Кроме того, эксперт обратила внимание на проблему существенного роста просроченной задолженности на балансе банковского сектора, которая также несет в себе существенные риски.

Олег Солнцев, руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП, представил результаты исследования проблемы структурного профицита ликвидности банковского сектора. Существенный вклад в формирование денежного предложения в российских условиях привносит не только монетизация бюджетного дефицита, но и наличные деньги. Он отметил, что наличие структурного дефицита или профицита ликвидности является циклическим процессом, встроенным в сам финансовый сектор и связанным с колебаниями кредитного цикла. Данная гипотеза проверялась эконометрическими методами на выборке развитых и развивающихся стран при использовании различных метрик кредитного цикла. Результаты исследования указали на наличие влияния автономной динамики колебаний кредитного рынка на факторы формирования профицита/дефицита ликвидности в российских условиях. Учитывая фазу кредитного цикла, по мнению Олега Солнцева, снижение ключевой ставки процента Банка России не приведет к ускорению инфляции.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич отметил, что механизм инфляции предполагает инфляцию издержек и инфляцию спроса. Инфляция издержек – это механизм, в соответствии с которым цены подвержены влиянию избыточного роста издержек, а инфляция спроса предполагает зависимость издержек от совокупного спроса. Монетарная политика может влиять на издержки через воздействие на совокупный спрос, тем самым снижая инфляцию. Евсей Гурвич указал, что результаты проведенных расчетов показали наличие в российской экономике как инфляции спроса, так и инфляции издержек. В связи с этим решить проблему инфляции только мерами денежно-кредитной политикой невозможно. По мнению руководителя ЭЭГ, следует особое внимание уделить состоянию рынка труда в России, в частности, не допускать чрезмерного роста заработной платы вслед за ростом производительности труда, повысить пенсионный возраст, сократить избыточную численность работников государственного сектора и т.д.

Презентации к выступлениям:

Экспертную дискуссию «Технологические вызовы и экономическая динамика: что происходит на самом деле? (2 часть)» открыла один из ее модераторов Кэрол Скотт Леонард, профессор Оксфордского университета, директор Центра российских исследований Института общественных наук РАНХиГС. Профессор Леонард подчеркнула, что данное мероприятие призвано привлечь к обсуждению проблемы специалистов по долгосрочному экономическому росту с целью лучше понять, как меняются его источники из-за воздействия фундаментальных переменных и шоков, и что может быть сделано для его ускорения.

Первую сессию круглого стола, посвященную анализу технологий и роста в долгосрочной перспективе, открыл почетный профессор Оксфордского университета Ник Харли, который поделился своими взглядами на экономический рост и технический прогресс в современном мире.

В докладе Алессандро Нуволари из Наффилдского колледжа Оксфордского университа речь шла о том, какие инновации способствуют устойчивому росту. Анализируя статистику патентов периода Промышленной революции в Великобритании, он обнаружил, что, хотя инновации в этот период равномерно появлялись в самых разных отраслях хозяйства страны, «прорывные» для экономического роста инновации были связаны с очень ограниченным набором направлений – совершенствованием выработки текстиля, созданием паровых машин и выплавкой стали.

Предваряя вторую сессию круглого стола, которая сфокусировалась на исследовании факторов экономического роста и производительности, модератор сессии заместитель заведующего Международной лабораторией изучения бюджетной устойчивости Института Гайдара Мария Казакова передала слово исполнительному директору подразделения Международного валютного фонда Крису Папагеоргиу, который сделал вводный доклад, обрисовав общий контекст экономического роста.

Мария Казакова отметила, что данная сессия сконцентрирована на анализе факторов современного экономического роста применительно, главным образом, к России, а также на способах его стимулирования в будущем. В частности, в рамках сессии рассматривались такие вопросы, как основные источники экономического роста; роль институтов в повышении технологической сложности экспорта страны, а также способность российских фирм к осуществлению технологического прорыва в России. Мария Казакова подчеркнула, что, хотя экономисты уделяли внимание этим вопросам и в прошлом, в последние десять лет как в теоретической, так и в прикладной экономической науке появились новые модели и новые подходы (в частности подход к оценке технологической сложности экспорта, разработанный Р. Хаусманом из Гарварда и Цезарем Идальго из MIT). Другими словами, экономическая наука достигла новых результатов, которые позволяют дать более содержательные ответы на перечисленные вопросы. Кроме того, в последние годы эти вопросы для российской экономики приобрели центральное значение на фоне серьезных внешних и внутренних шоков, таких как падение цен на нефть и геополитическая нестабильность, а также замедление структурных факторов роста.

Важная роль начальной экспортной структуры, а также институтов, необходимых для стимулирования диверсификации и экономического роста, была отражена в докладе старшего научного сотрудника Института Гайдара Ивана Любимова. На примере нескольких эпизодов из международного опыта он рассказал о роли первоначальной структуры экспорта в дальнейшем развитии экспортного производства, а также за счет каких решений удалось сформировать стимулы для создания новых экспортных индустрий, часть из которых привела к усложнению экспортных корзин нескольких развивающихся экономик.

Проблемы качества институтов, технологического наверстывания, диверсификации и формирования единого рынка в контексте усиления роста весьма актуальны сейчас для России. Эти проблемы могут быть рассмотрены не только на уровне страны (или ее отдельных регионов), но в отраслевом измерении, а также на уровне предприятий. В связи с этим большой интерес вызвало выступление старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ Ильи Воскобойникова, который проанализировал изменения в структуре источников роста до и после глобального кризиса 2008 г. Он показал, что из трех основных докризисных источников роста 1995–2008 гг. – роста эффективности за счет адаптации технологий в товарных отраслях, финансах и бизнес-услугах, стимулирующей рост реаллокации работников, и роста капитала в нефтегазовом комплексе и услугах, не требующих высокой квалификации, – в пост-кризисный период, в 2009–2014 гг., продолжает работать только последний. Таким образом, создание условий для повышения эффективности промышленности и сельского хозяйства становится ключевым для устойчивого долгосрочного роста.

Взаимосвязь уровня сложности продукции и роста была рассмотрена также и в докладе директора Аналитического центра филиала НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Анны Федюниной. Она рассказала о результатах своего исследования, проведенного совместно с директором Санкт-Петербургского филиала профессором Сергеем Кадочниковым, в рамках которого они попытались определить, с чем связан успех быстрорастущих российских компаний – с использованием сложных современных технологий или освоением новых рынков. Результаты данного исследования показывают, что большая часть таких компаний все-таки растет за счет агломерационных эффектов, а уровень используемых технологий крайне неоднороден. Другими словами, институциональная среда российских регионов сегодня – серьёзное препятствие для роста.

Подводя итоги второй сессии круглого стола, Мария Казакова отметила, что все представленные доклады описывают возможные источники долгосрочного устойчивого роста, которые в действительности согласованы между собой. В самом деле, экономический рост во многом связан со способностью экономик к увеличению эффективности производства. Инструментами для такого роста являются новые «прорывные» технологии; освоение новых экспортных производств и присоединение к международным производственным цепочкам; институты, способствующие такому технологическому обновлению и развитию. Безусловно, отдельные страны имеют свою специфику, которая заключается в том, в каких именно отраслях прорывные технологии дадут наибольший экономический эффект; какие направления экспортной диверсификации предпочтительны для достижения наилучшего результата в каждой конкретной стране; и, наконец, какие институты требуют обновления; какие проблемы сдерживают рост в большей мере, то есть являются наиболее сильными ограничениями для роста и требуют первоочередного решения. Тем не менее, как подчеркнула Мария Казакова, детальным выявлением наиболее жестких ограничений роста занимается сравнительно новая область экономической науки, которая называется «диагностика роста», которая является предметом самостоятельного масштабного исследования и отдельного круглого стола.

Третья, заключительная сессия круглого стола была посвящена дилеммам текущей экономической политики. Одна из острых проблем пост-индустриального мира, не одно десятилетие обсуждаемая экономистами, – это нарастающее с середины 1990-х гг. отставание экономики Европейского Союза от США. Поэтому особое место на круглом столе было отведено выступлению Андерса Аслунда, старшего советника Атлантического совета. Он представил свое видение мер экономической политики Европейского Союза для преодоления разрыва с США в пост-кризисном мире. Его предложения сводятся к ослаблению экономического регулирования; усилению конкурентной среды; стимулированию развития высоких технологий и инноваций, а также завершению формирования единых рынков энергии, услуг, и электронной торговли. По его оценкам, такие реформы ускорят рост европейских стран на 1 п.п. Джон Зайсман, профессор Калифорнийского университета в Беркли, директор-основатель Круглого стола Беркли по вопросам международной экономики, и Матильда Менар, заместитель руководителя Дирекции по финансам и предпринимательству ОЭСР, осветили вопросы, связанные с поиском стимулов роста производительности и технологических преобразований, а также обсудили, какие решения в социальной, политической и деловой сферах способствуют технологическим преобразованиям. Доклад директора Центра сырьевой экономики ИОН РАНХиГС Петра Казначеева был посвящен пост-сланцевой революции и повышению эффективности при более низких ценах на нефть и другие виды сырьевых товаров. Кроме того, Петр Казначеев рассказал об использовании искусственного интеллекта как метода снижения издержек и повышения производительности труда в области энергетики.

Завершая круглый стол, Кэрол Леонард и Мария Казакова поблагодарили его участников и аудиторию за весьма интересную и насыщенную дискуссию.

Презентации к выступлениям: