Роль МСП в экономике России не так мала в сравнении с другими странами

Главным ориентиром Стратегии мелкого и среднего предпринимательства до 2030 г. является увеличение доли сектора мелкого и среднего предпринимательства (МСП) в ВВП в два раза (с 20 до 40%), в соответствующем национальном проекте предполагается увеличение доли сектора МСП в ВВП до 32,5% к 2024 г., что в целом совпадает с целями Стратегии МСП.

Основная проблема в предыдущие годы действительно была связана с невозможностью проследить реальную роль сектора МСП в ВВП из-за отсутствия в российской статистике в открытом доступе соответствующего ежегодно обновляемого показателя. Теперь от открыт, однако сопоставление с другими странами по-прежнему напрямую затруднено из-за различий в критериях отнесения фирм к сектору МСП в разных странах.

За рубежом не существует единого определения МСП и единых критериев. В частности, лишь 46 из 132 стран к сектору МСП относят предприятия, на которых работает менее 250 сотрудников. Лишь в нескольких странах это единственный критерий, во многих введены различные значения по отраслям. Разнообразие критериев обусловлено объективными институциональными особенностями стран, различиями в структуре экономики и целями государственной политики: как правило, отдельная программа поддержки либо конкретный институт развития самостоятельно определяют основные или дополнительные критерии отбора в соответствии со своей специализацией.

При международных сопоставлениях в качестве главных статистических источников информации о развитии предпринимательства в различных странах мира используются данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Евростата, собираемые по сквозной методике. По их расчетам, малый и средний бизнес в странах ОЭСР в среднем создает примерно 55% ВВП и около 59,1% рабочих мест, а в странах Европейского Союза роль сектора МСП еще выше: 57,5% ВВП, 65% занятых. Для сравнения, по данным ОЭСР, в России в секторе МСП занято около 33% всех работников, данные по ВВП не приводятся.

При сопоставлении международных данных ОЭСР использует выборки фирм по странам, которые собираются на основе информации налоговых органов. При этом в базе данных ОЭСР о России данные определены лишь для 250 тыс. компаний, тогда как в России их около 2,7 млн. В базе не учитываются индивидуальные предприниматели и большинство микрофирм, которые предоставляют нулевую отчетность, а также государственные организации и финансовый сектор (банки). Именно поэтому, когда говорят о доле МСП в ВВП для международных сравнений, речь идет именно о бизнес-секторе, а не обо всем ВВП, как это рассчитывается в России. Поэтому официальное значение в 21,9% ВВП, приводимое Росстатом, не может служить для прямых сравнений с другими странами.

Если рассчитать долю МСП в ВВП России без учета государственного и финансового секторов, следуя методике экспертов ОЭСР, то она составит около 39%, что почти в 2 раза выше, чем официальная оценка, но по-прежнему ниже, чем в большинстве стран мира.

Что касается содержательного сопоставления уровня развития МСП в России и за рубежом, определенное отставание объясняется в том числе объективными причинами: доля МСП в занятости и в ВВП существенно зависит от структуры и размера экономики. Россия ближе в этом случае не к странам Евросоюза, а к США, Канаде, Японии за счет развития трудозатратных и капиталоемких отраслей, за счет высокого показателя среднего размера фирм.

Таким образом, ситуация в России с базовыми показателями роли МСП не столь плоха, как принято считать, но специфична в силу ряда факторов. Проблема России не в том, что малых и средних предприятий мало, а в том, что сфера МСП качественно не соответствует по своим характеристикам аналогичному сектору в развитых странах: мало экспортеров, мало производственных компаний, мало технологических стартапов и инновационных компаний, большая доля предприятий, полностью или частично работающих в тени.

Относительно оценки достижимости поставленных целей следует отметить, что достижение показателя доли МСП в 32,5% ВВП является весьма амбициозной задачей. Для этого показатель должен расти более чем на 1,5% в год, сейчас же – менее 0,5%. Столь высокие темпы возможны только при существенном сокращении доли государственного сектора, кардинальном увеличении доли МСП в госзакупках (до 32% и более), выводе из теневого сектора существенной доли предприятий и самозанятых.

Вера Баринова – зав. лабораторией инновационной экономики, 
Степан Земцов – с.н.с. лаборатории инновационной экономики