На IX Гайдаровском Форуме обсуждался вопрос либерализации валютного регулирования и контроля.

На протяжении последних десятилетий мир последовательно двигался в сторону большей свободны движения капитала. После глобального финансового кризиса МВФ несколько пересмотрел этот подход, посчитав допустимым введение валютных ограничений в кризисный период, когда страны сталкиваются с резким оттоком капитала. Однако такие ограничения, по мнению МВФ, могут носить лишь временный характер.

В России до сих пор действуют достаточно серьезные ограничения в области валютных операций, включая требование о репатриации валютной выручки юридическими лицами и закрытый перечень допустимых операций по зарубежным счетам для валютных резидентов страны. В развитых и большинстве ведущих развивающихся стран такие валютные ограничения не используются.

После перехода ЦБ РФ к режиму плавающего курса они потеряли макроэкономический смысл и в нашей стране. Если мы вспомним историю кризисов российской экономики в 2008–2009 гг. и в 2014 г., когда мы столкнулись с резким оттоком капитала и падением курса рубля, то мы увидим, что даже тогда власти воздержались от введения валютных ограничений, что позволило заслужить доверие инвесторов. Во время кризиса 1998 г. в РФ действовало значительно более жесткое валютное законодательство, однако это не остановило еще более масштабный отток капитала.

При этом существующие избыточные меры валютного регулирование создают значительные издержки для бизнеса, снижая его конкурентоспособность, и препятствуют нормальной экономической деятельности. Прочие цели валютного регулирования, включая налоговый контроль и контроль за отмыванием денег, могут быть достигнуты с использованием альтернативных инструментов, в том числе за счет международного сотрудничества и автоматического обмена налоговой информацией.

Павел Трунин – д.э.н., руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы»