На одном из первых после выборов совещаний у премьер-министра Д. Медведева обсуждалось изменение налогов1, в частности, возможное повышение налога на доходы физических лиц (НДФЛ) с 13% до 15% с одновременным введением необлагаемого минимума (размер необлагаемого минимума в СМИ не указан).

Идея внесения изменений в НДФЛ обсуждается годами. Спектр предложений по изменению налога на доходы довольно широк. В начале года стало известно, что правительство рассматривает возможность повышения ставки НДФЛ до 15% для граждан с доходами от 7–10 млн руб. в год2. При этом существуют мнения о целесообразности повышения НДФЛ для всех граждан при сохранении плоской шкалы налогообложения3. Помимо этого, в Госдуме на рассмотрении уже находятся два законопроекта о введении прогрессивной шкалы НДФЛ: от партии «Справедливая Россия» (внесен 08.02.2018) и от партии КПРФ (внесен 28.03.2018). Таким образом, сегодня обсуждаются 4 варианта развития событий:

  1. Введение трехуровневой прогрессивной шкалы (предложение КПРФ);
  2. Повышение ставки для лиц с высоким доходом (от 7–10 млн руб. и от 24 млн руб. в варианте шкалы от «Справедливой России»);
  3. Повышение ставки для всех категорий граждан;
  4. Сохранение действующей системы.

Если говорить о повышении ставки для всех категорий населения, то арифметический эффект, равный дополнительным 500 млрд руб. (или 0,5% ВВП), будет сопровождаться снижением потребления при низкой инвестиционной активности из-за известных структурных проблем. Но и эти дополнительные поступления, которые в рамках всех доходов бюджета в принципе не велики и меньше, например, доходов от акцизов на табачную продукцию, не гарантированы, поскольку повышение ставки будет стимулом для ухода в теневой сектор (т.е. о сохранении уровня собираемости говорить не приходится). Более того, такая мера не способствует легализации доходов лиц, занятых неформально.

В контексте часто озвучиваемой проблемы борьбы с бедностью важно учесть, что в России наблюдается сильная дифференциация регионов по уровню жизни населения. Согласно расчетам, проведенным на основании данных Росстата, доступность фиксированного набора товаров и услуг – как доля его стоимости в среднедушевых доходах населения в регионе – изменяется от 27% (самый высокий уровень жизни – Ямало-Ненецкий АО, для Москвы этот показатель составил 35%) до почти 92% (самый низкий уровень жизни – Республика Тыва). Таким образом, подобная мера будет иметь регрессивный эффект и только ухудшит положение наименее обеспеченных групп граждан. При этом отметим, что действующие налоговые льготы порой работают неэффективно, например, в части льготной ставки НДС анализ потребления в разрезе групп по доходам показывает, что более 50% этой неявной субсидии приходится на 40% наиболее обеспеченных групп граждан, тогда как на 30% наименее обеспеченных приходится не более 19% «субсидии», генерируемой льготной ставкой НДС.

Аргументом против возможного повышения подоходного налога с введением необлагаемого минимума является и тот факт, что вычет по НДФЛ увеличит зависимость бедных регионов от трансфертов из федерального бюджета и не решит проблему бедности4.

Еще одним аргументом против повышения налога на доходы является происходящий переход к цифровой экономике в мире и его стимулирование в России. В соответствии с программой «Цифровая экономика Российской Федерации», утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р, и Планом мероприятий по направлению «Нормативное регулирование» программы «Цифровая экономика Российской Федерации» предусмотрено формирование условий для стимулирования развития цифровой экономики России. Одним из которых, например, является возможное введение налоговых льгот по НДФЛ для бизнес-ангелов, упрощение процедуры получения российского налогового резидентства для физических лиц – высококвалифицированных специалистов, т.е. стимулирование перехода к цифровой экономике за счет совершенствования НДФЛ. Соответственно повышение ставки налога на доходы на 2 п.п. до 15% противоречит задаче стимулирования развития цифровой экономики России5.

Введение прогрессивной шкалы несет не только риски занижения налогооблагаемой базы, снижения стимулов к росту, но и предполагает более сложную и затратную систему администрирования при весьма туманных перспективах наполнения бюджета.

Подводя итог, можно сказать, что повышение налоговой нагрузки в целом и, в частности, по НДФЛ нужно рассматривать в последнюю очередь. Прежде всего, необходимо эффективно использовать существующие механизмы бюджетно-налоговой системы, в том числе увеличивая адресность льгот, совершенствуя систему государственных закупок и организационно-хозяйственных процессов в бюджетной системе в целом (например, внедрение элементов электронного здравоохранения, включая удешевление и ускорение процессов документооборота). Если же говорить о развитии налоговой системы, то ее совершенствование должно иметь комплексный подход, что в контексте изменения ставок предполагает многосторонний маневр.

Елена Минина – старший научный сотрудник лаборатории развития налоговой системы,
Елисей Леонов – научный сотрудник лаборатории развития налоговой системы

_____________________________________________

1 https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/03/22/754520-povishenie-podohodnogo-naloga?ref=tjournal.ru
2 https://www.rbc.ru/economics/15/01/2018/5a5c96a49a794763de72f91d
3 http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/359025-plata-za-velichie-v-rossii-mogut-povysit-podohodnyy-nalog-do-15
4 https://www.rbc.ru/economics/15/02/2018/5a856a7d9a79472b00660d37
5 Для сравнения приведем данные о ставках налога на доходы по ближайшему соседу России – Беларуси. Стандартная ставка налога на доходы – 13%, однако доходы, получаемые в рамках Парка высоких технологий, облагаются уже по ставке 9%.