Внесенный российским правительством в парламент проект федерального бюджета на 2019 г. и плановый период 2020–2021 гг. предусматривает использование средств, поступающих от приватизации федеральной собственности, в качестве отдельного источника финансирования дефицита федерального бюджета.

При этом сам по себе проект соответствующего федерального закона, как и аналогичный документ годичной давности, не содержит информации о конкретной величине доходов от приватизации ни в основной части, ни в приложениях. Лишь в пояснительной записке к документу средства, поступающие от приватизации федеральной собственности, указываются наряду с государственными заимствованиями в качестве самостоятельного источника финансирования дефицита федерального бюджета.

Поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества в 2019 г. прогнозируются в объеме 13,0 млрд руб., в 2020 г. – 10,9 млрд руб., в 2021 г. – отсутствуют. Их роль для финансирования дефицита федерального бюджета будет минимальна: в 2019–2020 гг. ожидаемая величина приватизационных доходов составит менее 1% от средств, предполагаемых к привлечению по государственным заимствованиям. По сравнению с прогнозом поступления средств от продажи федерального имущества без учета стоимости акций крупнейших компаний из материалов к законопроекту о федеральном бюджете на 2018 г. и плановый период 2019–2020 гг., вносившемуся российским правительством прошлой осенью (12,2 млрд руб. в 2019 г. и 11,4 млрд руб. в 2020 г.), указанная для 2019 г. величина оказывается несколько большей, а для 2020 г. – несколько меньшей.

Реалистичность такого прогноза приватизационных доходов можно оценить при сравнении с ориентирами приватизационной программы на 2017–2019 гг., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 8 февраля 2017 г. № 227-р, и промежуточными итогами ее реализации в текущем году.

По данным оперативного Отчета об исполнении федерального бюджета на 1 октября 2018 г. (по источникам внутреннего финансирования дефицита), представленного на сайте Федерального казначейства, средства от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в федеральной собственности, составили около 7,8 млрд руб., что превосходит ежегодную прогнозную величину поступлений помимо крупнейших сделок, содержащуюся в приватизационной программе 2017–2019 гг. (5,6 млрд руб.), но не позволяет уверенно говорить о реальности намеченных бюджетных проектировок.

Что же касается приватизации 7 крупнейших компаний на основании отдельных решений Президента РФ и Правительства РФ при определении конкретных сроков и способов с учетом конъюнктуры рынка и рекомендаций ведущих инвестиционных консультантов, указанных в действующей приватизационной программе, то в отсутствие принятых Правительством РФ решений об отчуждении их пакетов акций в 2018–2020 гг. поступление средств от их продажи в 2019 г. и плановом периоде 2020–2021 гг., согласно представленной Росимуществом информации, не прогнозируется.

Доходы федерального бюджета от использования имущества, находящегося в государственной собственности, прогнозируются на 2019 г. в сумме 791,0 млрд руб., что на 286,25 млрд руб. (или на 56,7%) больше оценки за 2018 г. На протяжении всего периода 2019–2021 гг. основным источником таких доходов (3/4 и более) являются дивиденды.

В 2019 г. прогнозируется поступление в федеральный бюджет доходов в виде прибыли, приходящейся на доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных товариществ и обществ, или дивидендов по акциям, принадлежащим Российской Федерации, в сумме около 588,3 млрд руб., что более чем вдвое превышает оценку 2018 г. в основном за счет перечисления в федеральный бюджет не менее 50% от чистой прибыли компаний в 2019 г., приходящейся на долю РФ, тогда как на следующие два года в качестве фактора, влияющего на прогноз доходов в этой части, остается только изменение размера самой чистой прибыли. В результате величина дивидендных поступлений в 2020–2021 гг. должна увеличиться только на 6–8%. Возможный рост дивидендных выплат в 2019 г. году вызывает определенные вопросы, поскольку в последние годы динамика дивидендных поступлений носила противоречивый характер: прирост на 18% в 2015 г. (до 259,8 млрд руб.), снижение на 13% в 2016 г. (до 226,6 млрд руб. без учета средств, полученных от продажи акций «Роснефти», учтенных в качестве дивидендов от АО «РОСНЕФТЕГАЗ») и снова прирост на 10,9% в 2017 г. (до 251,3 млрд руб.).

Отдельной статьей бюджетных доходов является перечисление доходов Банка России от участия в капитале ПАО «Сбербанк России», относимых к прочим неналоговым доходам бюджета. Прирост поступлений из этого источника в 2019 г. ожидается несколько меньшим по сравнению с дивидендами по федеральным пакетам акций, но тоже весьма значительным (более чем в 1,5 раза). Сумма дивидендов, предполагаемых к получению ЦБ РФ от Сбербанка, должна составить 209,5 млрд руб. против 135,5 млрд руб. по оценке за 2018 г. Почти на 70% такой прирост обусловлен принятием решения о направлении на выплату дивидендов не менее половины чистой прибыли, тогда как на следующие два года в качестве фактора, влияющего на прогноз доходов в этой части, остается только изменение размера самой чистой прибыли ПАО «Сбербанк России». В результате величина поступлений в 2020–2021 гг. должна увеличиться только на 4–5%. Если оценивать значимость этого источника, то удельный вес дивидендов, предполагаемых к получению Банком России от ПАО «Сбербанк России», составит в 2019–2021 гг. более 1/4 объема всех дивидендных поступлений.

Прочие же виды доходов федерального бюджета от использования государственного имущества по линии материальных активов (арендные платежи за землю и имущество, перечисление прибыли унитарных предприятий) носят вспомогательный характер.

Государственная программа (ГП) «Управление федеральным имуществом», утвержденная постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 327 получила весной текущего года новую, уже третью редакцию. Ее действие было продлено до 2020 г. (включительно) при изменении обозначившейся ранее тенденции сокращения расходов на ее реализацию по сравнению с исходной версией. После сокращения расходов на реализацию ГП в предыдущей редакции по сравнению с исходной версией в новой редакции их рост составил 2–2,5% в 2018–2019 гг.

Однако в документе речь идет именно о плановых, а не реальных объемах бюджетного финансирования, что хорошо иллюстрирует законопроект о федеральном бюджете на 2019–2021 гг. Им предусмотрено сокращение бюджетных ассигнований на реализацию ГП относительно указанных в ней объемов примерно на 30% в 2019–2020 гг. Правда, в 2021 г. они должны увеличиться на 2% по сравнению с уровнем 2020 г., хотя официально сроком окончания программы является 31 декабря 2020 г.

Сокращение объемов финансирования ГП обусловлено уменьшением бюджетных ассигнований в рамках остающейся их основным адресатом подпрограммы «Управление государственным материальным резервом» в связи с принятым решением об отражении части расходов в «закрытой» части государственной программы. В результате доля другой подпрограммы, составляющей данную ГП, «Повышение эффективности управления государственным имуществом и приватизации», в совокупном объеме финансирования превысит 1/4. При этом ожидаемые объемы ее финансирования несколько возрастут по сравнению с указанными в действующей редакции ГП при ежегодном абсолютном приросте в 2020–2021 гг. на 1,5%.

Георгий Мальгинов – к.э.н., зав. лабораторией проблем собственности и корпоративного управления