Экономический рост: Краткосрочные меры не ускорят рост

Авторы: Сергей Синельников-Мурылев

Серия: Ведомости 05.08.2013

Дата публикации: 05.08.2013

Аннотация:

Замедление экономического роста в конце 2012 г. возобновило в российском обществе дискуссию о влиянии бюджетной политики на экономическое развитие — как с точки зрения необходимости проведения краткосрочных контрциклических мер, позволяющих сгладить негативное влияние конъюнктурных (краткосрочных) факторов, так и для стимулирования долгосрочного экономического роста.


Оглавление:


По оценкам официальной статистики Росстата, рост квартального ВВП в III и IV кварталах 2012 г. составил 3,0 и 2,1% (по отношению к аналогичному периоду прошлого года), соответственно, что более чем на 2 п. п. ниже показателей 2011 г. После нескольких прошедших месяцев 2013 г., когда официальные прогнозы Министерства экономического развития относительно темпов роста ВВП начали практически на 2,5 п. п. превосходить факт и были подвергнуты коррекции, вопрос о бюджетных инструментах стимулирования экономического роста начал попадать в повестку экономических совещаний первых лиц государства.

При изучении экономического роста принято выделять две различные компоненты: долгосрочную и краткосрочную. Долгосрочный рост представляет собой движение экономики по «равновесной» траектории. Долгосрочная (структурная) компонента роста показывает то, сколько товаров и услуг экономика способна произвести. Это определяется фундаментальными факторами — упрощенно, количеством имеющегося труда, капитала и совокупной факторной производительностью. При этом совокупная факторная производительность определяется не только эффективностью существующих технологических пропорций между используемыми факторами, но и качеством формальных и неформальных общественно-политических рамок взаимодействия экономических агентов, правилами и масштабами государственного вмешательства в экономику.

Соответственно, вопрос о повышении темпов долгосрочного экономического роста лежит в сфере увеличения объема применяемых трудовых и капитальных ресурсов, стимулирования более быстрого технологического прогресса и улучшения качества институтов.

Краткосрочные колебания роста — это отклонения от «равновесной» траектории, представляющие собой конъюнктурную (временную) компоненту роста. Она определяется тем, сколько товаров и услуг экономические агенты намереваются и ожидают приобрести и произвести. Краткосрочные изменения обусловлены колебаниями национальной и мировой экономики, причем в случае России важнейшую роль — наряду с циклическими колебаниями — играют конъюнктурные шоки и состояние мирового рынка энергоносителей и сырья.

В период 1999-2008 гг. структурная компонента темпов роста ВВП России, по нашим оценкам, составляла около 3-4% в год. Конъюнктурная компонента, обусловленная бизнес-циклом, составляла до 2008 г. от 0 до 2 п. п., а компонента, обусловленная ценами на нефть, от 0 до 3 п. п. В период кризиса 2008-2009 гг. компонента бизнес-цикла в широком смысле, включая внешнеэкономический шок мирового кризиса, стала отрицательной, снизившись примерно до -12 п. п. Однако за счет структурного роста (3,5 п. п.) и высоких цен на энергоносители и сырье (вклад этой компоненты составил около 1 п. п.) падение российского ВВП оказалось не столь значительным (-7,8%). В период 2010-2013 гг. циклическая компонента, включая мировую хозяйственную конъюнктуру, стала отрицательной и составляет около -2 п. п. В результате рост ВВП РФ, который в настоящее время близок к структурным темпам роста (3,4%), во многом обусловлен высоким уровнем конъюнктуры мирового рынка сырья и энергии, компенсирующим отрицательный вклад циклических факторов (около +2 п. п.).

Классические экономические теории (неокейнсианство, новая классическая теория и теория реального бизнес-цикла) выявляют разные причины для объяснения краткосрочных колебаний экономики: это может быть излишняя волатильность инвестиций, импульсы, порождаемые предложением денег, или шоки реального сектора.

С точки зрения краткосрочной перспективы стабилизационная роль государственной политики никогда не подвергалась сомнению, серьезные расхождения во мнениях были в оценке эффективности конкретных используемых инструментов.

С точки зрения долгосрочной компоненты роста государственная политика может влиять на долгосрочные темпы экономического роста, в первую очередь за счет создания условий, благоприятствующих увеличению количества и качества трудовых и капитальных ресурсов, стимулирования научно-технического прогресса и улучшения качества институтов.

Для дискуссии последнего времени об экономическом развитии России характерно обсуждение в основном краткосрочной компоненты роста на периоде 1-3 года. Разработка пакетов антикризисных мер основывается на анализе краткосрочных причин замедления роста, причину которого часто находят в «неблагоприятной» внешнеэкономической конъюнктуре и ошибочной макроэкономической политике. При этом рассмотрение более длинной временной перспективы 5-10 лет, необходимой для создания благоприятных предпосылок к устойчивому долгосрочному развитию, затруднено особенностями политического процесса в России и малоинтересно в силу длительного характера получения выгод от осуществления структурных реформ, большая часть которых непопулярны.

Для разработки мер по ускорению роста в первую очередь следует проанализировать, насколько в настоящее время в России работают краткосрочные бюджетные меры стимулирования. Реальный рост ВВП в России в 1999-2012 гг. составлял в среднем 5,1% в год. При этом часть наблюдаемого роста можно объяснить за счет повышения в этот период времени оценки мировым рынком той доли российского ВВП, которая представляет собой производство энергоносителей и сырья. Если бы цены на энергоресурсы в реальном выражении оставались на уровне начала 2000-х гг., то ежегодный рост был бы на 1-1,5 п. п. меньше. При этом заметной связи между уровнем госрасходов и экономическим ростом не обнаруживается: в периоды относительно низких государственных расходов наблюдалось как ускорение, так и замедление роста, в периоды высоких расходов — аналогично.

Как правило, для эффективности экспансионистской монетарной и бюджетной политики предполагается существование низких инфляционных ожиданий (иначе эмиссия денежной массы быстро приводит к росту инфляции); наличие резервных, незадействованных факторов производства (иначе дополнительные госрасходы либо оборачиваются ростом цен, либо приводят к отвлечению ресурсов из частного сектора и снижают выпуск в нем); отсутствие серьезных диспропорций («бутылочных горлышек») в развитии различных отраслей, отсутствие эффектов вытеснения (конкуренции за ресурсы с частным сектором) и т. п. Следует учитывать также наличие или отсутствие бюджетного дефицита.

В настоящее время в России и в отдельные периоды в развитых странах совокупные государственные расходы и их отдельные компоненты приводили либо к отвлечению ресурсов из частного сектора, в котором выпуск производился более эффективно, либо к незначительному увеличению выпуска в госсекторе при создании негативных стимулов для развития частного. Поэтому мультипликативный эффект развития, который можно ожидать при осуществлении государственных расходов, не компенсирует того негативного влияния госрасходов на экономику, которое они оказывают.

В текущей ситуации в России выпуск слабо реагирует на увеличение госрасходов. Об этом говорят как приведенные выше оценки потенциальных темпов роста, равные 3-4% в год, так и наблюдающийся высокий уровень загрузки производственных мощностей (до 95% в отдельных отраслях) и низкий уровень безработицы (снижение в 2012 г. до 5,5%).

Ограниченность возможностей краткосрочных мер стимулирования как в России, так и в мире наглядно демонстрируют проведенные оценки мультипликаторов выпуска по госрасходам, которые в России находятся на уровне 0,2-0,5, а по некоторым компонентам госрасходов даже отрицательны.

В результате мы приходим к выводу о том, что, когда потенциал восстановительного роста исчерпан и перечисленные выше условия эффективности антикризисных бюджетных и монетарных мер отсутствуют, следует корректировать политику не в сторону усиления мер краткосрочного стимулирования, а в сторону создания долгосрочных предпосылок экономического роста.

В настоящее время уровень госрасходов в России выше, чем характерный для стран аналогичного уровня экономического развития. Уровень расходов расширенного правительства в РФ, равный 36,6% ВВП (в среднем за 2001-2011 гг.), соответствует — согласно мировой практике — расходам стран с уровнем ВВП на душу населения, равным примерно $25 000 на душу с учетом паритета покупательной способности, т. е. таким странам, как Словения, Новая Зеландия, Корея (в этих странах расходы бюджета не равны в точности 36,6%, но в среднем — по данной группе — находятся на этом уровне).

Это означает, что долгосрочные резервы наращивания госрасходов в России отсутствуют. Поэтому с точки зрения стимулирования экономического роста задачей бюджетной политики в средне- и долгосрочной перспективе является снижение или, по крайней мере, неувеличение государственных расходов. Единственная возможность предоставления в таких условиях большего количества общественных благ, способствующих экономическому росту, — это наращивание эффективности расходов, для чего необходимо улучшение качества общественных институтов. С точки зрения эффективности госрасходов институты имеют важнейшее значение; при плохих институтах приходится тратить больше для достижения того же результата, который был бы достигнут при меньших расходах в условиях хороших институтов. При этом Россия демонстрирует серьезное отставание качества институтов от стран с сопоставимым уровнем экономического развития. Так, при уровне подушевого ВВП в паритетах покупательной способности в 2008 г. примерно $15 000, т. е. уровне экономического развития таких стран, как Польша, Латвия, Чили, Аргентина (в которых уровень развития общественных институтов в 1,5 раза превышает российский), общественные институты, в частности индекс защиты прав собственности (по данным Property Rights Alliance), находятся на уровне стран с ВВП на душу равным $2500-3500, т. е. таких стран, как Индонезия, Филиппины, Вьетнам.

Таким образом, простых мер бюджетного или денежного стимулирования экономического роста, от которых можно быстро почувствовать эффект, к сожалению, не существует. Быстро и безболезненно важные реформы происходят крайне редко. Возможности краткосрочных бюджетных мер государственной политики, сглаживающих колебания экономической активности, ограниченны. Предпосылки, при которых эффективны краткосрочные меры стимулирования, в России не выполнены, выпуск крайне слабо реагирует на увеличение государственных расходов. При этом возможности наращивания государственных расходов в средне- и долгосрочной перспективе также отсутствуют. В результате единственным возможным решением является поиск и формирование предпосылок долгосрочного роста — как в структуре расходов, так и в бюджетных институтах: меры должны быть направлены на увеличение объемов и качества факторов производства (человеческого и физического капитала), на повышение совокупной факторной производительности, в том числе путем развития инфраструктуры, транспорта и связи, улучшения общественных институтов.



Примечания:

Полная версия: