Как показал прошедший Гайдаровский форум, иллюзии по поводу текущей экономической ситуации отсутствуют, как со стороны экспертного сообщества, так и со стороны членов правительства, что является положительным сигналом.

Если еще год назад примерно 30% спикеров разделяли оптимистичную оценку происходивших тогда событий и многие избегали даже слово «кризис», то сегодня же все признают наличие серьезных проблем в экономике.

Признаки кризиса стали наблюдаться с 2013 года, когда начала заметно падать инвестиционная и деловая активность. Причем, речь идет о сокращении не только иностранных инвестиций, но и инвестиций внутренних: компании предпочитают накапливать средства на счетах, чем инвестировать в собственное же производство.

Этот кризис носит не циклический, а структурный характер. То есть, если в 2008 г. мы переживали циклический кризис – весь мир падал, а потом рос, то сейчас ситуация совсем иная – темпы роста мировой экономики, хоть и снижаются, но остаются на положительном уровне, а экономика России показывает отрицательную динамику.  К сожалению, достижение дна в таких условиях не будет гарантировать дальнейшее восстановление и рост.

Фактором нынешнего ухудшения экономической ситуации стало игнорирование необходимости проведения структурных реформ. Исторически так складывается, что в период высоких цен на нефть у правящей бюрократии складываются неправильные стимулы. Чтобы в этом убедиться достаточно обратиться к опыту СССР. Вспомним, что после смерти Сталина, советское Правительство, помимо прочего, осуществило бюджетный маневр, существенно сократив расходы на оборону и увеличив расходы на здравоохранение и образование, начало осуществлять импорт продовольствия, что привело к плавному экономическому росту. Но с середины 60-х гг. ресурсы этого механизма начали исчерпываться, поэтому руководство страны начало задумываться о возможности предоставления большей свободы для предприятий, были начаты так называемые «косыгинские реформы». Однако этому процессу помешало обнаружение нефти в Сибири в конце 60-х гг. и пересмотр модели экономического роста: власти поняли, что в период высоких цен на энергоресурсы текущие проблемы можно решать с помощью экспорта сырой нефти. В итоге какое-то время СССР существовал за счет высоких цен на нефть, а структурные реформы так и не были проведены, что привело к сложной экономической ситуации во второй половине 80-х гг., когда цены на нефть начали падать.

Ответом на вызовы начала 2000х гг. стала экономическая программа Грефа, которая к концу первого срока президентства В. Путина была выполнена лишь на 40%. Полной реализации этой программы не в последнюю очередь опять-таки помешал рост цен на энергоносители, из-за которого краткосрочная потребность в структурных реформах стала отпадать.

Сейчас мы наблюдаем похожую картину – цены на нефть упали, и все заговорили о необходимости проведения структурных реформ. Важный урок, который извлекла современная Россия из опыта СССР – необходимость аккумулирования резервов в период высоких цен на нефть. Благодаря Алексею Кудрину эти резервы были накоплены, что помогло хорошо пройти кризис 2008 г. и сейчас позволит продержаться 1,5-2 года.  Однако проблема в том, что, если в 2008 г. мы переживали циклический кризис, то насколько долго затянется нынешний структурный кризис, сказать сложно.  

К сожалению, пока мы видим, что признание проблем в экономике и понимание необходимости принятия соответствующих решений не конвертируются в полномасштабные структурные реформы.

Александр Кнобель – зав. лабораторией международной торговли