Россия на саммите G20 в Каннах в ноябре 2011 г. подписала многостороннюю Конвенцию Совета Европы и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о взаимной административной помощи по налоговым делам, и теперь недалек тот день, когда российские и иностранные налоговики смогут объединить усилия по розыску не только налогоплательщиков, но и их активов, арестовать их в счет неуплаченных налоговых долгов, продать с торгов.

Присоединение России к этой Конвенции означает фактическое признание за рубежом ее налоговых требований и возникновение у РФ взаимных обязательств по оказанию помощи налоговым органам других государств. Таким образом, и Россия сможет просить о помощи по розыску налоговых должников и к ней могут обратиться за помощью в этом вопросе.

Конвенция ОЭСР о взаимной административной помощи при разрешении налоговых вопросов, принятая совместно с Советом Европы в 1988 г., разрабатывалась с целью предотвращения уклонения от уплаты всех видов налогов, кроме таможенных пошлин. Конвенция была заключена в г. Страсбурге 25 января 1988 г., а вступила в законную силу 01 апреля 1995 г. До ноябрьского коллективного подписания G20 эта Конвенция действовала для Азербайджана, Бельгии, Дании, Финляндии, Франции, Исландии, Италии, Нидерландов, Норвегии, Польши, Швеции, Великобритании, США, Украины, Грузии. Канада, Германия и Испания ранее уже подписали Конвенцию, но еще не ратифицировали ее.

Обмен информацией с другими странами не входит в объем обычных полномочий налоговых органов России, как и налоговых органов большинства стран G20. Сотрудничество налоговых органов в рамках этой Конвенции, как правило, осуществляется по уже определенным национальным законодательством налоговым обязательствам конкретного налогоплательщика. Масштабы международного сотрудничества в данной области ограничиваются взаимной заинтересованностью налоговых органов различных стран, и поэтому имеют достаточно четкие рамки. И несмотря на то, что эта Конвенция предусматривает формальную возможность практически неограниченного обмена информацией между любыми двумя странами, подписавшими соглашение, на деле никакой автоматический обмен полной информацией о налогоплательщике невозможен.

Для того чтобы начать применять положения Конвенции, государства должны внести изменения в свое внутреннее налоговое законодательство с целью обеспечить беспрепятственное международное налоговое администрирование через предоставление как полномочий своим национальным налоговым органам, так и прав и обязанностей представителям иностранных налоговых органов. Без этих полномочий все их действия могут быть признаны судом нелегитимными и отвергнуты.

Возможности осуществлять некоторый международный обмен налоговой информацией у РФ был и раньше. К настоящему моменту Россия заключила более 100 двусторонних международных соглашений в налоговой сфере, часть из которых уже основывается на типовом соглашении об избежании двойного налогообложения ОЭСР. И исходя из его положений большинство подписанных нашей страной международных налоговых договоров уже сегодня предусматривают возможность обмена информацией между компетентными органами государств, подписавших договор. Эти положения соответствуют статье 26 типового соглашения ОЭСР об избежании двойного налогообложения, которая предусматривает возможность направления запросов налоговыми органами одного договаривающегося государства в другое. В частности, такой запрос может касаться информации, указанной налогоплательщиком в налоговых декларациях, поданных в других государствах. Как правило, положения об обмене информацией распространяются на любые налоги и иногда не ограничиваются налогами, упомянутыми в соглашении, при условии, что такой обмен информацией не противоречит основным целям соглашения (статья 26 (1) типового соглашения ОЭСР).

Основной лейтмотив всех соглашений, предусматривающих обмен налоговой информацией, заключается в соответствии выдвинутых требований законодательству соответствующего государства. При этом такие налоговые требования могут не соответствовать налоговым нормам государства, к которому обращаются с запросом, и это допустимо всегда. Возникает вопрос, кто и за счет каких средств будет проверять соответствие налоговых требований национальному законодательству страны, просящей о помощи?

Большинство стран G20 имеют списки иностранных должников, и именно  открывающиеся возможности по сотрудничеству в рамках Конвенции ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам позволяют предположить, что в ближайшие годы эти долги могут быть взысканы. Однако нельзя сказать, что только одно подписание многосторонней Конвенции сразу обеспечит все процедуры в деле организации обмена. Каждая страна должна будет разработать и подписать между собой дополнительные протоколы, которые оговорят не только процедуры оказания взаимной помощи, но и соблюдение налоговой тайны, так как она по-своему сформулирована в каждом из договаривающихся государств.

Применение Конвенции для налогоплательщиков приведет к тому, что если компания имеет налоговые долги в одном из государств, а ее активы располагаются в иных странах, которые также являются членами этой Конвенции, то становится вполне реальной возможностью для налоговых органов применить обеспечительные меры, например арест, к такому имуществу на территории другой страны. Интересно, что действие Конвенции позволяет взыскивать налоговые долги не только с компаний – резидентов договорившихся стран, но и с налоговых должников из третьих стран, если таковые имеют налоговые долги и активы в странах – членах Конвенции.

Российское налоговое законодательство сможет участвовать в Конвенции только в рамках тех институтов и понятий, которые в нем имеют свои определения. Многие аспекты международного налогообложения, такие как детальное и развернутое определение налогового резиденства для компаний и физических лиц (и не только на прошлые, но и на будущие периоды), определение контролируемых иностранных компаний и др., еще не имеют своих адекватных определений в Налоговом кодексе РФ. Отсутствие таких понятий, безусловно, снизит эффективность участия российской стороны в делах о международном налоговом обмене. При определенных обстоятельствах эти пробелы могут нанести урон российским налогоплательщикам, которые ведут деятельность за рубежом и, наоборот, из-за правового вакуума создается благоприятный режим для иностранцев в России. Тем не менее, даже в этих условиях российские компании, имеющие филиалы за рубежом смогут корректировать распределение доходов и расходов в рамках зеркальных корректировок при налоговых проверках. Это означает, что российские налоговые органы должны будут принимать во внимание уже уплаченные налоги за рубежом или их зарубежные коллеги должны будут корректировать снижение налоговых обязательств, соответственно.  Однако все возможности Конвенции могут так и остаться на бумаге, если не будут разработаны внутрироссийские процедуры ее применения.

Н.Ю. Корниенко – к.ю.н., зав. лабораторией развития налоговой системы